Вечная память! Михаил Васильевич Кряков

Вечная память! Михаил Васильевич Кряков

5 апреля 2017 года скончался многолетний прихожанин нашего храма Михаил Васильевич Кряков. Он неизменно участвовал в большинстве воскресных и праздничных богослужений, в культурной жизни общины. В последние недели земной жизни, переживая тяжелый недуг и причащаясь Святых Христовых Таин на дому или в больнице, он с радостью благодарил Бога за прожитые годы и за радость общения с Ним, вдохновляя приходивших к нему пастырей и прихожан.

Вспоминает дочь почившего Наталия Медведева:

Жизнь моего папы Михаила Васильевича Крякова – это пример того, как человек силой своего духа и  желанием жить достойной жизнью прокладывает свой путь как ледокол, но только не через толщу льда, а через последствия революций, войн, нищеты, голода, разрухи и абсолютного отсутствия какой-либо посторонней помощи и опоры. Единственной опорой для Михаила Васильевича был Промысл Божий, который, словно узкая полоска света в густом лесу, вел его по жизни.

Он родился 18 апреля 1940 года в городе Киржаче Владимирской области в семье простых малограмотных русских людей, которые, как и миллионы русских людей, зыбко держались за свое существование после великой Русской смуты 1917 года, Гражданской войны и коллективизации. Глядя на дату рождения, становится понятным, что, когда началась война с фашистской Германией и ее союзниками в 1941 году, моему папе было 1 год и 2 месяца, а когда закончилась — то всего 5 лет. Очевидно, что только чудом и с Божией помощью он выжил, так как его отец сразу ушел на фронт, а мать тяжело работала в тылу, и он все время был или один, или со своей старой и больной бабушкой Анной. Понятно, что он голодал, что не было ни игрушек, ни книжек с картинками. Усталая, измученная изнурительной работой мать могла лишь отдать ему свою долю молока и хлеба – такой была ее любовь и забота, – а больше дать было просто нечего. Бабушка Анна научила его играть в реальное «сьедобное-несьедобное», и маленький Миша узнал, какую траву, какие грибы и ягоды можно есть, а какие нет, так же он ел и хлеб, сделанный из измельченной бересты и маленького количества муки — ее он вытряхивал из швов огромных холщовых мешков, которые тайком приносила с работы мать. Жили тяжело, материальных радостей и ценностей не было никаких, но детство – все равно детство, даже в страшные годы войны и лишений: был лес с его грибами, ягодами, птицами, была речка, в которой он купался, были другие ребятишки, которые жили так же, как и он.

Закончилась война, с фронта пришел контуженный под Курской дугой, чудом уцелевший отец-инвалид. Достатка и радостей не прибавилось. Василий Кряков был от природы суровым человеком, а участие в качестве кавалериста в отряде Буденного в Гражданской войне, в короткой Финской войне и в Великой Отечественной сделали его еще суровей. Миша же рос на редкость любознательным мальчиком, тайно верившим в Бога. Бабушка сама его покрестила еще младенцем в ту пору богоборчества, когда храмы в Киржаче были осквернены (в них, я помню, были созданы два хлебных завода, хотя это были красивые древние церкви с высокими колокольнями), а священники были расстреляны или сосланы в лагеря.

В 1947 году Миша Кряков, 7 лет от роду, пошел в местную школу — страшно худенький, плохо одетый, страдающий малокровием любознательный первоклассник. Школа его оживила и дала новые надежды и впечатления. Ему выдавали по 10 копеек в день из-за малокровия на булочку и молоко, но папа покупал тоненькие книжки. Я хорошо их помню, я потом сама их читала: «Вулканы и их извержения», «Молнии и грозы», «Динозавры», «Моря и океаны». Папа был отличником. Но другие дети, несмотря на общие страдания в годы войны, лишенные отцов, с измученными матерями, сбивались в хулиганские стайки и часто били Михаила из-за того, что он хорошо учился, да и просто отличался от них. Однажды, в 1948 году, в очередной драке  хулиган выбил Мише коленную чашечку и искусал гнилыми зубами левую руку. Отца Миша боялся, мать была на работе, и он, ничего никому не сказав, из-за отсутствия бинтов и чистых тряпок приложил к ранам сено. Из-за больной ноги он не смог больше ходить, а рука начала гнить. Поднялась температура, начался бред. Мать не знала, что делать. Слабенького его привезли в больницу. Врачи сказали, что произошло сильное заражение  крови и, скорее всего, он не выживет. Мать на саночках повезла Мишу на поезд и доехала до подмосковных Подлипок, где жила сестра. Тетя Нюша выдала папу за собственного сына и тем самым спасла ему жизнь и левую руку, которую хотели отрезать. Врач, который на фронте и не такое видел, спас папе руку, но она была теперь вся в глубоких шрамах. Мой папа уверовал в Бога, Которому молился и Который помог ему выжить, своевременно послав ему нужных людей.

Несмотря на большой пропуск в школе, папа все сдал на отлично и перешел в третий класс. Всю свою жизнь он оставался веселым, озорным человеком с большим желанием жить, несмотря ни на что. Он никогда не падал духом, хотя теперь у него было , как он говорил, не две, а полторы руки. Этот физический недостаток не мешал ему нравиться женщинам, стать альпинистом, кататься на лыжах, прекрасно плавать, жениться и вырастить двух детей. Исковерканная глубокими шрамами рука подвела только в старости, когда все вены на правой руке были страшно исколоты капельницами, а на левую, поврежденную в детстве, ставить их было просто невозможно.

В дальнейшем жизнь Михаила Васильевича складывалась успешно благодаря системе образования и социального устройства в Советском Союзе, где каждый желающий действительно мог пойти учиться и потом занять достойное место. Так и случилось с моим папой – он выучился в школе, потом в техникуме, потом в Лесотехническом институте, работал на разных должностях по специальности, написал диссертацию, получил ученую степень, много путешествовал по стране, работал на кафедре старшим преподавателем, подготовил большое количество специалистов по производству мебели и деревообработке. С распадом СССР распался и институт, где отец трудился, и последующие годы он уже не имел постоянной работы, так как в переделе общественной собственности не участвовал, а рыночная экономика нуждалась в более молодых людях с другими понятиями и отношением. Благодаря отличной учебе в школе мы с братом тоже получили прекрасное образование и смогли обеспечить достойную старость своему доброму, всегда веселому папе. Он очень любил жизнь и жизнь любила его.

*****

Не плачьте по мне вы, когда я

Уйду от вас в высь голубую,

Ведь я уйду не страдая,

От вас уйду я, ликуя.

Не плачьте по мне вы, оставшись

Вершить своей жизни заботы,

Ведь я ухожу там, где счастье

И вечное чувство свободы.

Оставить комментарий

Ответить

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.