3204033_original

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь.

Возлюбленные в Господе братья и сестры, мы празднуем сегодня память новомучеников и исповедников Церкви Русской. И Господь утешает нас в этот день словами Священного Писания, которые относятся к другому историческому моменту, к посещению Господом Иисусом Христом мытаря Закхея.

«Днесь спасение дому сему бысть» – говорится в евангельском чтении сегодняшнего дня.

И то же самое мы можем сказать о нашем доме, о нашем народе, о Церкви Русской, которая через страдания многих святых явила Господу великий плод и оказалась вместе со своим народом в гораздо лучшем духовном состоянии, чем многие народы мира и многие общины, которые уже практически перестали быть христианскими – да и православные многие общины слишком пошли по пути соглашательства с миром сим, и из-за этого сегодня испытывают духовные сложности и оказываются на пути предательства истинной веры. Потому что слишком хочется с миром сим спокойно сосуществовать и пользоваться его расположенностью. Но мы знаем с вами хорошо, что дружба с миром есть вражда против Бога. И эта дружба всегда приводит к оскудению духовной жизни, а потом к искажению цели жизни христианской и к искажению веры.

Святые новомученики и исповедники Церкви Русской пострадали от многих сил. Это и гонители, которые отождествляли себя с левой политической идеологией. Но есть некоторые версии, связанные, например, с тем, что первый архиерей-священномученик митрополит Киевский Владимир (Богоявленский) пострадал от радикальных националистов, псевдопатриотов, которые стремились уже тогда, в восемнадцатом году прошлого века, отделить Украинскую Церковь от Русской. Многие пострадали и от гитлеровцев. Некоторые пострадали от неизвестно каких сообществ и сил, которые разрывались, возможно, между несколькими идеологическими установками.

Святые мученики пострадали за веру Христову, но часто обвинения в их адрес звучали и такие, которые были связаны с общественными учениями и с отношением к гонительской антинародной власти. Да, часто эти обвинения были наветами. Конечно, никто из новомучеников и исповедников Церкви Русской не планировал никаких масштабных, глобальных контрреволюционных мероприятий. Неправильно было бы изображать этих людей как некое подполье, как некую агрессивную силу, которая противостояла тем или иным отличавшимся политическим силам через заговор, через какие-либо подлости, обманы, убийства исподтишка, шпионаж – все то, в чем часто обвиняли верующих людей гонители разного рода, как правые, так и левые, в двадцатом веке

Но, конечно, многие из новомучеников и исповедников Церкви Русской выступали с общественно значимой позицией. Это были монархисты, это были люди, которые защищали народ от гонений на Церковь Божию, от попрания святынь, от разорения храмов, от изъятия тех церковных предметов, к которым не должна прикасаться рука мирян. От раскулачивания так называемого – от преобразований в сельском хозяйстве, которые из богатейших семей сделали людей голодных, изгнанных, попранных, раздавленных, лишенных средств к существованию. Конечно, многие новомученики и исповедники Российские говорили обо всем этом: кто-то явно, с церковного амвона, кто-то в прикровенных беседах с пасомыми, и они не отказывались от этих слов во время допросов и во время судилищ. Те, кто отказались от традиции православной общественной мысли, которая созидалась целым тысячелетием жизни Церкви Русской, как правило, ушли в обновленческий раскол. Эти люди приветствовали все, что делала новая власть, власть, получившая управленческие механизмы в свои руки незаконными методами, растоптав настоящую волю народа.

Многие из новомучеников и исповедников Церкви Русской обличали и те расколы, которые выстраивались этой беззаконной властью внутри Церкви Божией, поддерживались теми или иными политическими силами, в том числе теми, которые хотели оторвать от Церкви Русской Украину, Белоруссию, другие земли.

Обновленцы были и среди этих псевдопатриотов, которые создавали некие псевдоцерковные сообщества, часто насмехаясь над канонами Церкви, выращивая какие-то иерархии там, где не было ни одного канонического епископа. Так было и вскоре после принуждения царя к отречению. Так было и при захвате русских земель смежными державами сразу после тех революционных событий, которые произошли в 1917 году. Так было и в сороковые годы, во время Великой Отечественной войны. Люди, для которых традиция общественной мысли Православия оказывалась чуждой, перебегали в разного рода расколы, которые начинались как политические, связанные с поддержкой беззаконных властей, а заканчивались как посягавшие и на каноны Церкви, и на богослужение, и на церковное устройство каноническое, а потом и на суть православной веры. Потому что, стоит начать отступление от буквы канонов, от буквы Священного Писания, – и очень быстро раскольническое сообщество отступает от духа Христова, и уже оно готово переписывать Священное Писание, и устанавливать как якобы норму христианской жизни что-то, что ей полностью противоречит.

Велики были страдания новомучеников и исповедников Церкви Русской, и боролись с ними как за то, что они исповедовали имя Христово, так и за то, что они правильно исповедовали это имя, и придерживались истины Христовой во всем – от устроения так называемой личной жизни и жизни семейной до устроения государства, хозяйства, общественных отношений.

Нынешнее время лишь внешне может показаться отличающимся от тех времен, когда пострадали новомученики и исповедники Церкви Русской. Да, сейчас нас не сажают (наверное, пока не сажают) в тюрьмы, да, не расстреливают, да, не устраивают беззаконные судилища – хотя уже и сейчас есть случаи, когда над православными христианами в разных странах устраиваются суды, связанные с тем, что они не хотят идти по пути пренебрежения Истиной и отстаивают христианский взгляд на разные стороны жизни человека и мира. Но наверняка не успокоятся те силы, которые хотели бы от Православной Церкви оставить только резервацию, культурную или этнографическую, где люди исполняли бы некую часть религиозной обрядности, но никогда не смели бы говорить с народом о том, что хорошо, а что плохо, что Господь благословляет, а что осуждает, что есть грех, а что есть добродетель, что есть жизнь вечная, а что есть широкий путь, ведущий в смерть большинство тех, кто живет в окружающем нас мире.

Очень многие сегодня не хотели бы, чтобы слово Христовой правды звучало где бы то ни было – может быть, пока кроме стен храмов, но и в эти стены они стремятся добраться, чтобы не пробуждал голос Истины совесть тех, кто живет ради греха и считает его нормой и смыслом жизни. Да, применяются сегодня более, как сказали бы, «цивилизованные» методы для борьбы с истинным христианством. Где-то отнимают храмы. Не через приезд каких-то красноармейцев с винтовками и пулеметами, а через ложные, беззаконные законы. Да, где-то переманивают священников и даже некоторых архиереев в раскольническую организацию, используя их амбиции, используя иные человеческие грехи. Да, где-то учиняют расколы, объясняя людям, что в этих расколах им якобы будет комфортней жить, и у них получатся лучшие отношения с беззаконными властями, получится больше популярности среди продвинутой части народа – продвинутой в сторону крайнего либерализма или псевдонационализма, псевдопатриотизма.

Точно так же делали, то же самое происходило во время обновленческих расколов у нас в Советском Союзе, в тогдашнее время. Обновленцы, их лидеры и их паства, говорили друг другу, что им будет более комфортно в советском обществе, что они смогут не отождествляться с какими-то мрачными, темными людьми, которые остаются в беспросветном прошлом, а могут быть частью строителей нового общества, которое пытались объявить раем на земле.

Вот то же самое сегодня говорят многим людям и на Украине, и в Белоруссии, и в Молдове, и здесь уже, в Москве – все больше и больше, – и в остальных местах России. «Не следуйте Священному Писанию, Священному Преданию, подкорректируйте их», будьте с грешащим обществом, с наиболее, как нам говорят, «продвинутой», «умной» его частью. «И тогда вам будет хорошо и весело на земле, тогда вас поддержат лучшие люди во власти, тогда вас поддержат какие-то лидеры так называемого общественного мнения».

Идут некоторые по этому пути – и идут все дальше от Христа. А те, кто исповедуют Его истину, обыкновенно бывают гонимы, даже в обществе, в котором вроде бы большинство именует себя христианами, но не готово отказаться от приоритетов мира сего ради того, чтобы за Христом последовать. Даже если при этом они тщатся выдавать себя христианами, при этом не слушая слово Божие, не последуя ему, часто даже не ходя в храм, часто даже смеясь над тем, что происходит в Церкви Божией.

Что же, нам унывать и отчаиваться? Нет! Мы должны услышать сегодняшнее евангельское слово: «Днесь спасение дому сему бысть». Новомученики и исповедники своей кровью, своими страданиями, своей верой, своим твердым словом сделали так, что, может быть, на целое столетие наш народ оказался защищен от тех пагубных вещей, которые сегодня происходят в среде многих народов, бывших когда-то великими христианскими народами, а сейчас опустившихся до самой последней мерзости, иногда прикрываемой даже кощунственно именем Христовым. Мы пока не оказались в этом водовороте греха, и заблуждения, и зловерия. И происходит это прежде всего по милости Божией, явленной в ответ на молитвы и подвиг новомучеников и исповедников Церкви нашей.

Вот что говорится в каноне, который вчера был прочтен:

«Всем концем земли явися чудо смотрения Твоего, Владыко, кровию бо новомученик, яко водою, угасил еси в Российстей земли пламень нечестия и развращения, и спасл еси люди Твоя».

Вот так угашен был пламень нечестия и развращения. И до сих пор не может пока разгореться вновь этот пламень, благодаря мученикам Церкви нашей. Да, на несколько десятилетий отошло большинство народа от истинной веры Христовой, но возвратились к этой вере миллионы, десятки миллионов людей. И многие стоят в ней, и многие защищены от зловерия и нечестия. Господь по Своему промыслу, по своему смотрению сохраняет наш народ через страдания, через подвиг мучеников от худшего зла – от ослепления духовного, которое ведет в вечную смерть.

Слава Господу за это. Слава Ему за новомучеников и исповедников Церкви нашей, молитвами которых мы живем и движемся. Будем подражать их подвигу, твердо храня веру отеческую, веру апостольскую, веру пророческую, веру Христову, веру православную. Аминь.