115

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа, аминь. Возлюбленные о Господе братья и сестры, мы сегодня свершаем три священных торжества. Это воскресный день – малая Пасха, празднование Воскресения Христова. Это Благовещение Пресвятой Богородицы. И это память святого Иоанна Лествичника, которая празднуется всегда в четвертую неделю, в четвертый воскресный день Великого поста, когда мы уже преодолели половину поприща святой четыредесятницы, и живем предчувствием, предощущением Страстной седмицы и Святой Пасхи.

Праздник Благовещения Пречистой напоминает нам о величайшей радости спасения. Ангельской вестью начинается земное поприще Господа Иисуса Христа, Сына Божия, ставшего человеком. И радость спасения, духовной свободы, очищения грехов, открытия Царства Небесного для людей переполняет нас в этот день. Мы именуем Божию Матерь небесной Лествицей. Не случайно чтение из Ветхого Завета о видении Иаковом такой лестницы, ведущей на небо, лестницы, по которой восходили и нисходили ангелы Божии, всегда читается в Богородичные праздники, – было оно прочтено и за вечерним богослужением этого дня, которое совершалось вчера.

Божья Матерь есть таинственная Лестница, по которой Господь сошел с небеси, и мы по ней восходим в Божие Царство.

И еще раз сегодня мы воспоминаем тот же образ лестницы. Память святого Иоанна Лествичника мы сегодня празднуем – человека, который многое испытал в искусе монашеского жития, и в духовном руководстве, и безмолвии, и в молитве. Дал руководство для множества монашествующих и мирян, составив боговдохновенный, и поучительный, и назидательный, и меняющий людей труд «Лествица», который многие из нас читали и хорошо знают. Лестница духовного восхождения описывается в этом труде – через многие препятствия, через мирскую суету, от которой нужно отрешиться и которую нужно преодолеть, то время как некоторые считают ее чем-то нормальным, естественным, и даже хорошим, и даже достойным похвалы, какой-то доблестью.

Святой Иоанн Лествичник предлагает прежде всего человеку для духовного становления, для обретения подлинных благодетелей, добродетелей, подлинной духовной свободы – начать с отсечения мирской суеты. Просто без этого никакой свободы быть не может.

Никакого радостного бытия, связанного с добродетелями, быть не может. Некоторые ныне пытаются сделать духовную жизнь, церковную жизнь лишь малой частью обыденного бытия, в котором житейская суета является чем-то чуть ли не самым главным. А так не может получиться! Без отсечения мирской суеты никакой подлинной свободы, никакой подлинной радости, никакой подлинной надежды и любви быть не может.

А дальше святой Иоанн пишет о пороках, о многих пороках, от которых нам нужно освободиться, чтобы жить по-настоящему свободной от тяжкого груза греха и радостной жизнью. И он посвящает многие главы своей книги – тридцать глав в ней, тридцать ступеней – именно преодолению пороков. И только как вершину восхождения по этим ступеням он описывает веру, надежду и любовь, и состояние безмятежия, состояние беспорочности человеческой души, человеческого сердца, человеческого ума и всей человеческой жизни. Невозможно достичь этого должного состояния веры, надежды и любви, не отказавшись от суеты и не преодолев пороков. Все, кто утверждает, что можно перепрыгнуть эти духовные ступени, говорят неправду, занимаются либо обманом, либо самообманом, либо тем и другим сразу.

Конечно, многие сегодня бунтуют против того, что пишет святой Иоанн Лествичник. Даже в церковной среде раздаются призывы эту книгу чуть ли не объявить вредной, или по крайней мере не прилагать ее к современной жизни. Нам говорят, в том числе в церковных дискуссиях, что эта книга – только для монахов, причем древних, а сегодня люди не обладают теми добродетелями, какие для исполнения написанного нужны. Не обладают нужными силами. И вообще, время изменилось, мы живем в каком-то отличном от древности периоде, и совершенно другими стали люди. А на самом деле мы прекрасно с вами знаем, что все это лукавые разговоры – не меняются ни добродетель, ни грех. И с пришествия Господа Иисуса Христа, с тем, что людям дано спасение, ничего не меняется, по большому счету, в том, что Господь говорит каждому человеку через Свое Писание, и Своих святых, и Свое Предание, Священное Предание Церкви, которая есть Тело Христово, в которой Сам Христос живет и действует, через людей в том числе.

Не стоит думать, что древние люди обязательно отличаются от нас особыми условиями жизни. Да, не было такого торжествующего потока греха, порока и безверия, которые переживаем мы. Но были свои великие трудности. В VII веке жил святой Иоанн Лествичник, в христианском государстве, в Восточной Римской империи, и был монахом в монастыре,  игуменом монастыря Синайского. Да, наверное, условия его жизни были другими, и что-то нам кажется в этих условиях гораздо более легким. Но на самом деле мы знаем, каковы бывают искушения в монастыре от злых духов, которые сеют смуту среди братий, которые мешают молитве, которые создают страхования ложные – страхи, которыми человек иногда начинает руководствоваться, боясь не Бога, а злой силы или злых людей. Не меньше было трудностей и в общественной жизни, и в жизни государства. И нет у нас отговорок – при всем уважении к добродетелям древних – отговорок, связанных с тем, что мы якобы живем в принципиально иное время, для которого, как некоторые сегодня скажут, неприменимы ни Предание, ни Писание. Некоторые уже говорят, что нужно и Библию переписать, и отказаться от некоторых книг Священного Писания, в том числе Писания Нового Завета, или, по крайней мере, существенно их отредактировать – чтобы не мешала правда Божия жить, грешить, заниматься пороками и мирской суетой, и при этом требовать дерзостно от Бога ввести тебя в рай, вместе с твоими пороками, которые часто занимают центральное место в жизни. Неправы те, кто утверждает о невозможности исполнения заповедей, которые нам Богом даны через Священное Писание и Священное Предание. Неправы те, кто утверждает, что нельзя достичь святости в вере, надежде и любви через преодоление мирской суеты и пороков.

Мы сегодня слышали слова Священного Писания: «Всё возможно верующему». Так ответил Господь человеку, который пришел, наверное, с особой верой. Его сын долгие годы жил с тяжелой болезнью, с беснованием, и, наверное, этот человек уже не имел надежды на то, что исцелится его сын. Он отчаялся. И тем не менее, колеблясь, он все-таки приходит к Спасителю, ко Господу Иисусу Христу, чтобы Тот исцелил его сына. И Господь ему говорит, этому уставшему от борьбы с беснованием своего чада человеку: «Если можешь сколько-нибудь веровать, все возможно верующему». И тогда этот человек отвечает: «Верую, Господи! Помоги моему неверию». Вот так, прося Господа о помощи, о том, чтобы Он дал нам полную веру, говоря словами апостола Павла, будем твердо уверены в том, что в любую эпоху, в любое время, в любом месте, в любых обстоятельствах можно исполнить те высочайшие заповеди, те высочайшие требования к жизни христианина, которые изложены в Священном Предании, в том числе в книге «Лествица», и в Священном Писании, особенно в Нагорной проповеди Господа Иисуса Христа, которую также сегодня подчас пытаются объявить чем-то устаревшим и неактуальным для сегодняшнего времени.

Лестница Небесная дана нам для того, чтобы мы по ней могли пройти, не перепрыгивая ступеней и не пытаясь просто сказать, что эта лестница не нужна. И Сама Божия Матерь ведет нас по этой лестнице, Она есть Лестница, по Которой мы восходим к небу через Сына Ее и Ее ходатайство перед Ним – материнское и дочернее.

Все мы чада Божии, и Божия Матерь как одна из Божиих чад, и одновременно Родившая Бога и Спасителя нашего, – возводит нас к Небу, если мы готовы идти этим путем. Архангельский глас, который сегодня мы слышим в храме Божием – в чтении Священного Писания, в молитвах – это очень радостный голос, возвещающий нам спасение. И Он дает нам крепкую надежду. Будем стремиться к вершине лестницы восхождения духовного. К полной вере. К надежде, которая не престает, к надежде твердой, не колеблющейся. И к любви, которая должна быть в нас отражением Божьей любви, сиянием святости. Аминь.