Torzhestvo-Pravoslaviya

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь.

Сердечно поздравляю вас, возлюбленные о Господе братья и сестры, с дивным праздником Торжества Православия, который венчает первую седмицу Великого поста – время, в которое мы предавались углубленной покаянной молитве, входили в чистую, светлую, тихую, целомудренную радость великопостного богослужения. Время, когда мы видели бездну своих грехов и бездну Божия милосердия. Каялись и получали прощение в Таинстве Покаяния и в таинстве Святой Евхаристии. И сегодня мы также во множестве приступаем к этому таинству, как и принято у многих православных людей.

Этот день, день Торжества Православия, у многих вызывает непонимание. Неверующие люди, инаковерующие люди, люди, которые с ненавистью и страхом воспринимают любое слово о христианстве, и само имя христианское, и сам Крест Христов, слыша эти слова «Торжество Православия», начинают упрекать нас, говорят: «Где ваше торжество»? Большинство людей в мире не придерживается православного вероисповедания. Большинство людей очень далеко от Христа, но и те, кто именуют себя христианами, в большинстве своем отступили от истинной православной веры. Так где же наше торжество? И стоит ли пытаться исчислить, познать, измерить это торжество категориями численными, или категорией какого-то внешнего триумфа? Конечно же, нет.

Мы знаем: Сам Господь сказал в Своем слове, что тесны врата и узок путь, которыми люди входят в жизнь, и большинство не идет этим путем и не проходит этими вратами. Нигде и никогда Священное Писание и Священное Предание не обещали, что истинную веру Христову будет исповедовать большинство людей. Наоборот, многие святые говорили, о том, что избранных не просто мало, а это лишь очень небольшая часть от всех остальных людей, которые званы на брачный пир Небесного Царя и отказываются на него прийти.

В чем же наше торжество? Оно не в бряцании кимвалов, не во внешнем превосходстве, к которому и не стоит нам стремиться, потому что не к нему призвал нас Господь в Еванглии. Торжество Православия не в том, что риторы  или специалисты в области современных манипулятивных технологий смогут победить словом, или какими-то картинками, или какими-то хорошо организованными собраниями тех, кто не разделяет православную веру. Торжество это – в самой вере. Зная Истину Христову, следуя ей, не уклоняясь от нее, говоря о ней и живя по ней, мы имеем ту силу, которую не имеет ни самый искусный ритор, ни самый изощренный кукловод мира сего, ни цари, ни власти, ни армии, ни разного рода сообщества людей, которые хвалятся своей массовостью, своим количеством, своим влиянием на те или иные процессы, происходящие в обществе. «И что же? – скажут нам, – ваше торжество только где-то в ином мире, только в вечности»? Мы, конечно, ответим: «Торжество это – в вечности, и это главное торжество». Временная жизнь, земной мир не стоят и дня этого вечного торжества, которое будет связано именно с истинной верой и с добрыми делами, совершаемыми по этой истинной вере. Но и в земной жизни совершается торжество Истины, которое вроде бы никак не связано с человеческими расчетами, с упованием на человеческую силу и мудрость, или здоровье, или энергию. Вот что мы сегодня слышали в апостольском послании – и не случайно, очень не случайно эти слова имеют отношение именно к сегодняшнему дню, дню Торжества Православия, хотя и относятся к ветхозаветным временам:

«Верою Моисей, придя в возраст, отказался называться сыном дочери фараоновой, <…> и поношение Христово почел большим для себя богатством, нежели Египетские сокровища; ибо он взирал на воздаяние» (Евр. 11, 24,26). Далее говорится: «Верою оставил он Египет, не убоявшись гнева царского, ибо он, как бы видя Невидимого, был тверд. Верою совершил он Пасху и пролитие крови, дабы истребитель первенцев не коснулся их» (Евр. 11, 27-28).

Вот так человек, отказавшись от удачи, от высокого положения в обществе, выступив один против могущественного царства и могущественного народа, снискав силу Божию, истребившую гонителей тех, кто исповедовал истинную веру, – оказался победителем. Один против всех. Немощный человек против силы огромного царства.

А вспомним святителя московского Алексия, память которого мы сегодня празднуем! Он поехал с небольшим количеством сопровождающих в могущественную Орду, дабы помолиться об исцелении ханши Тайдулы. Один человек, с какими-то очень немногочисленными спутниками, едет к безнадежной больной. В грозное царство, которое тогда было несопоставимо сильнее Руси. Едет, чтобы заниматься по-человечески безнадежным делом. Едет, понимая, что неуспех его миссии может привести не только к его собственной гибели, но и к новому опустошительному набегу ордынцев на Русь. Едет – и совершает верою Божие чудо, которое мы вспоминаем до сих пор. И становится мудрейшим духовным – и не только духовным – руководителем тогдашнего народа Руси, человеком, который определял жизнь страны.

Вот так: через немощь человеческую, через отказ от расчетов и упования на силу человеческую, совершается сила Божия. Нам нужно следовать этим примерам. Нам нужно вспоминать, как вера оказывается сильнее любого расчета, любого человеческого ума, любой человеческой силы.

Сам праздник, который сегодня мы совершаем, также связан с необычайными обстоятельствами. Иконоборцы – люди, которые говорили от человеческого рационализма, противопоставляя его народной вере и народному благочестию, которое было связано с иконопочитанием, вот эти самые иконоборцы доминировали и в царстве, и в Церкви. С ними согласилось все общественное мнение, власти и иерархи. Они стали самым влиятельным движением. За ними шли практически все – за исключением отдельных людей, за исключением тех, для кого сердечная вера была важнее, чем рассуждения человеческого ума. И вот это немногочисленное малое стадо утвердило Православие, переубедив и иерархию Церкви, и власти империи, и большинство народа в том, что именно почитание святых икон является выражением подлинного благочестия и истинной веры. В то время как скептическое, чересчур рассудительное, чересчур земное стремление сделать ограниченный человеческий ум главным критерием истинности веры – оказалось посрамлено, потому что не могло быть иначе. Человек не может только своим умом, ограниченным и искаженным грехом, вынести некие окончательные суждения о Боге.

Истина Христова не формулируется людьми, не созидается ими и не определяется – она познается. Она открывается Богом и воспринимается не умом только, а истинно верующим человеческим сердцем, способным не продиктовать Богу свои ничтожные условия, а воспринять волю Божию, и в жизни своей быть этой воле послушным. Будем помнить об этом. Будем стремиться к тому, чтобы торжество Православия совершалось в наших сердцах, в наших умах, в нашей жизни, в жизни народа нашего и всех званых на Божию трапезу. И пусть этих людей всегда не будет большинство. И пусть часто получится так, что придется одному идти против многих. Но именно истинную веру, веру православную воспринимает Господь, вводя душу в Свое Царство. Сия вера апостольская, сия вера отеческая, сия вера православная, сия вера вселенную утверди. Будем о сем помнить, храня эту веру и осуществляя ее в своих словах и делах. Аминь.